Современное беларусское искусство – без общего знаменателя


rz_book_cover_superАгляд падрыхтаваны ў межах супольнага праекта “Кніжны агляд” Iнстытута палітычных даследаванняў “Палітычная сфера” і Цэнтра еўрапейскіх даследаванняў у Мінску.

Радиус нуля. Онтология арт-нулевых. Минск, 2000–2010 / под ред. О. Жгировской, О. Шпараги, Р. Вашкевича. – Минск: И.П. Логвинов, 2013 (серия «Новая Еўропа»). – 532 с.

Агляд падрыхтаваны Александрам Сарнам

Книга-каталог «Радиус нуля» объединил под одной обложкой работы беларусских авторов о периоде 2000-х, а также материалы одноименной выставки, состоявшейся в 2012 году на заводе «Горизонт». Кураторам проекта Руслану Вашкевичу, Оксане Жгировской и Ольге Шпараге удалось решить весьма амбициозную задачу и привлечь к участию экспертов, аналитиков и художников для проведения исследований, организации выставки и предъявления ее результатов в данной книге.

Так состоялся не только «отчет о событии», но и «историческая ревизия» предшествовавшей ему ситуации. Итоги проекта впечатляют: в объемном (более полутысячи страниц) издании представлены работы художников и тексты критиков, которые не ограничиваются лишь ретроспективным обзором и созданием очередного «архива», но предлагают альтернативный дискурс о современном беларусском искусстве. В рамках этого дискурса авторы попытались не только изучить художественное пространство и арт-сообщество Беларуси, но и структурировать их, точнее – концептуально обосновать возможность такого «форматирования» для понимания нынешнего состояния и перспектив дальнейшего развития.

Между знанием и властью

Аналитика как «стиль письма» не тождественна искусствоведческим изысканиям. Соотношение таких жанров, как научное (искусствоведческое и прочее) исследование, критическая статья и (концептуальный) пресс-релиз можно представить, по Мишелю Фуко, как иерархию уровней знания, зафиксированную не только в различных формах дискурса о современном искусстве, но и диспозициях власти в их институциональном оформлении. В данном случае вполне оправданно сочетание в книге всех форматов, поскольку ее дискурс изначально строится как междисциплинарный и внежанровый, объединяющий самые разные позиции и институции. «Радиус нуля» – это набор текстов, построенных вокруг ключевых арт-событий прошлого десятилетия на основе представления конкретной акции (выставки), которая как бы «подвела черту», но в то же время стала «точкой отсчета» для выявления общих тенденций и изменений в современном беларусском искусстве.

Содержание книги не выглядит последовательным и монолитным, его отличают некоторый эклектизм и разнобой в суждениях авторов, однако иначе и быть не могло в силу ситуации в самом современном беларусском искусстве. Хотя все же найти нечто объединяющее всех аналитиков несложно: это критическая оценка сложившейся ситуации. Все остальное – профессиональные предпочтения, институциональная принадлежность, выбор материала статьи – определяло их позиции и оценки, которые никак не могут быть сведены к общему знаменателю. Поэтому можно спорить о том, чего же больше в данном издании – «онтологии» или «антологии», и возможно ли заглянуть в прошлое «как оно есть (на самом деле)» (с. 11) по аналогии с настоящим, а также о топологической привязке всех материалов именно к Минску, ведь в сборнике присутствуют и работы представителей беларусского художественного зарубежья.

Кроме того, в «Радиусе нуля» явно не хватает сбалансированности в выборе предметов анализа, методов исследования и объеме полученных текстов – от общих набросков в попытке прописать введение в тему до развернутых исследований в рамках того или иного сегмента, сравнения конкретных практик арт-производства и распространения продукции. Кому-то это может показаться недостатком, который не позволил, скажем, охватить все сферы художественной практики или хотя бы визуальных искусств (visual arts), в результате чего такие формы, как театр, скульптура и кинематограф остались «вне критики».

Сила живописи

Конечно, в идеале можно было бы реализовать проект с подбором авторов специально для анализа каждого из сегментов поля искусства c закреплением персональных заданий в соответствии с профессиональными предпочтениями и компетенцией критиков. Но такая задумка, к сожалению, не удалась: в их работах приоритет достаточно откровенно отдается живописи, которая выступает как «смысловой горизонт» и средство оценки даже там, где напрямую речь о живописи не идет. Это вполне можно расценить как знаковую, симптоматичную ситуацию, ведь именно живопись у нас сохраняет свои доминирующие позиции и становится универсальным инструментом конструирования «эстетического бессознательного» (Жак Рансьер) – причем не только у неискушенного потребителя культурной продукции, но и у маститых теоретиков. И тогда может ли стать такой способ оформления/представления теоретического воображения осознанным?

Вероятно, живопись в нашей арт-среде расценивается и используется в качестве символического ресурса утверждения себя, своей идентичности не только и не столько в качестве «профессионала» или «любителя», но, скорее, «ценителя прекрасного» – вполне в духе традиционного восприятия и потребления искусства. Для такого ценителя (который также может быть представлен как «собиратель» или коллекционер) вопрос выбора объекта, в который он мог бы инвестировать свой капитал (финансы или знания – вопрос компетенций и предпочтений), становится настолько значим, что определяет саму возможность «вложения». И живопись оказывается здесь вне конкуренции, коль скоро за ней стоит авторитет самой Истории и Традиции. Именно живопись у нас воспринимается как полноправный представитель всего искусства – как классического, так и современного, тем самым воплощая в себе его «абсолютную идею».

Дальнейшая работа для социоаналитика

Однако углубляться в этот вопрос здесь нет никакой возможности, поскольку более важным представляется другой аспект. Аналитические тексты и критические статьи, представленные в данном издании, выступают в качестве материала, который может послужить кейсом для социоанализа (в духе Пьера Бурдье) не только и не столько беларусского искусства в целом, но прежде всего выделяемого в нем поля арт-критики. Такой анализ предварительно, в качестве набросков, можно провести по трем направлениям:

1) статус арт-критика, его принадлежность к тем или иным институциям, которые предоставляют свои ресурсы, полномочия и возможности, что позволяет ему выступать в качестве не просто субъекта индивидуального (авторского) высказывания, но и агента социальных изменений в данном сегменте арт-пространства;

2) принципы оформления, организации и развития профессионального сообщества, его открытость или замкнутость, возможность включения/исключения новых членов и обеспечения условий изменения в нем через доступ «извне» и «изнутри»;

3) специфика тематизации и постановки проблем в суждениях арт-критиков, способствующих формированию их концептуального воображения или «эстетического бессознательного» как нормативных представлений об арт-процессах и художественных практиках в Беларуси: чем они являются сейчас и какими должны стать, каким быть арт-сообществу, что влияет на текущие процессы и динамику поля в целом?

Анализируя опыт реализации проекта «Радиус нуля» на всех его этапах, можно резюмировать следующее: исходный замысел кураторов проекта по объединению ресурсов государственных организаций и альтернативных структур в полной мере не удался – в список экспертов вошли всего три представителя госучреждений, а в роли критиков их осталось лишь двое; многие из экспертов, критиков и художников отказались от участия в проекте; высказывания производились от лица авторов, а не институтов. Это не позволяет оценить деятельность аналитиков как социальных агентов, но лишь увидеть в них субъектов критического высказывания и отношения к тому, что происходило в 2000-е и происходит сейчас. Однако такое высказывание, как правило, просто теряется на фоне общего «шума» и может быть не услышано другими субъектами и институтами.

Сообщество находится в стадии становления и представляет собой совокупность отдельных персон, обычно связанных не партнерскими отношениями на профессиональной основе (скажем, в рамках реализации тех или иных проектов), а возможностями обмена мнениями и суждениями в произвольной манере. Усилия арт-критиков пока нацелены лишь на обустройство и освоение публичных пространств в качестве площадок для диалога, поскольку без этого необходимого условия все остальное становится в принципе невозможным. Но и для коммуникации в данный момент медиа-каналов явно недостаточно: из печатных СМИ действуют официальное «Мастацтва» и альтернативный «пАРТизан», из электронных – порталы «Арт-активист» и «Zнята», остальные возможности предоставляют социальные сети и веб-сообщества. Однако нужно учитывать низкий уровень культуры общения в сети при его открытом формате, когда любой желающий на условиях анонимности может использовать эти ресурсы в своих целях, вместо постановки проблем и их профессионального обсуждения сводя личные счеты, провоцируя скандалы и ссоры.

Поэтому совершенно необходимо выходить из «интернет-подполья», устраивать публичные дискуссии офф-лайн, вроде тех, что проводят Галерея «Ў» или портал «Новая Еўропа» (открытые лекции в рамках проекта «Европейское кафе»). Пока конструктивного диалога не получается, все попытки наладить связи и создать автономные общественные организации к успеху не приводят (как в случае с союзом фотографов), так что реального воздействия на остальных участников арт-процессов практически нет. В таком случае наиболее важной задачей представляется консолидация усилий по организации самого сообщества и его институциональному оформлению – для получения возможности влиять на принятие решений государственными институтами и органами управления (тем же Министерством культуры).

В сфере «профессионального воображения» горизонт суждений арт-критиков пока достаточно узок, поскольку ограничен кругом личных пристрастий автора и его компетенцией, за рамки которой он старается не выходить, а расширять ее не стремится. Интересы сообщества он охватить не пытается и работает на укрепление своего социального статуса лишь в русле узкой специализации. Попытки междисциплинарного анализа на основе освоения «сопредельных территорий» из современной философии, социологии или медиа-критики предпринимаются крайне редко, а проблемы современного искусства зачастую сводятся лишь к развитию живописи. Как правило, объект критики обнаруживается «вовне» (условия функционирования арт-поля в Беларуси, исходя из его нынешнего состояния и социального контекста), но «внутри» самого сообщества он остается невидимым, не распознается и не анализируется.

В такой ситуации, вероятно, нужно направить усилия на обсуждение роли арт-критика и анализ возможностей «сборки» сообщества и усиления его роли как игрока на поле искусства Беларуси. При этом недостаточно ограничиваться лишь общей негативной оценкой и констатацией того факта, что у нас «нет рынка», сообщество не сложилось, а институты скорее душат инициативы, нежели способствуют их появлению. Осуществив «переоценку ценностей», фокусируя наши суждения на конкретных условиях объединения и совместного решения проблем, можно достигнуть большего результата. Пока этому препятствует атмосфера взаимного недоверия, недомолвок и обид, что свидетельствует о неумении налаживать деловое сотрудничество на профессиональной основе и приводит к откровенной конфронтации между государственными учреждениями культуры, неофициальными объединениями и коммерческими структурами.

Так возникает целый комплекс проблем при организации художественных практик в рамках нашего арт-пространства, на что и указали кураторы проекта при обосновании его концепции (с. 501): отсутствие в Беларуси альтернативных периодических изданий о современном искусстве; преобладание со стороны независимых арт-критиков лишь «точечных высказываний» о состоянии отечественного художественного процесса, которые не собираются и не обобщаются в периодике; нехватка документации проектов альтернативных художников, что приводит к неполноте и неадекватности информации о положении дел в арт-среде Беларуси; отсутствие систематического и квалифицированного анализа арт-поля современного беларусского искусства в целом.

Остается надеяться, что появление сборника «Радиус нуля» будет способствовать обсуждению и решению если не всех, то хотя бы части указанных проблем. Во всяком случае, его авторы к этому стремились. И появился он не благодаря, но вопреки наличной ситуации, которая может быть улучшена, если подобных работ и инициатив станет больше.

З іншымі водугукамі на кнігу можна азнаёміцца тут: http://eurocenter.by/books/radius-nulya-ontologiya-art-nulevyh-minsk-2000-2010

Check Also

Восьмы Кангрэс пераносіцца на 2019 год

Пасля працяглага працэсу кансультацый і падрыхтоўчых захадаў Арганізацыйны камітэт вымушаны аб’явіць, што Міжнародны Кангрэс даследчыкаў ...

Яндекс.Метрика